Previous Entry Share Next Entry
Волкодав и маркитанты
kommetarii
Уважаемый Владимир Владимирович!
Считаю Вас смелым политиком и человеком. Только поэтому думаю, что Вы поймете причину, по которой я обращаюсь к Вам. Это письмо не просьба, просто информация о душевных качествах некоторых людей, ныне занимающих определенные руководящие посты. В 2005-2007 году моя семья приобрела два дачных участка для огородничества. В то время постоянно горела тайга. Я неоднократно с видеокамерой делала видеозаписи о них; по регулярности и повсеместности пожаров было ясно всем, от мала до велика, что пожары рукотворные. В 2006-2007 году возник конфликт между мною и председателем дачного кооператива "Сигнал" Кондратовым. Причиной стало мое заявление во время тушения пожара в Лесной, близ дач, что я снимаю пожары и обращаюсь к Президенту и в Природоохранные структуры, в т.ч. международные, с требованиями защитить тайгу, потому что это основа жизни на Земле. После этого заборы моей дачи были свалены лесовозом, а Кондратов отключил электричество, много раз запугивал меня и мою семью убийством, тем, что скормит собакам и т.п. Много лет мы не выезжаем на дачу без опасения, я даже заключала договор с охранником, но это не выход. Вскоре сгорел дачный домик. Кондратов сказал одной из дачниц, что сожжет дачу да так же как мою. В 2010 году был убит Валентин Афанасьевич Иванов, который один из всех дачников не боялся Кондратова и защищал меня, в том числе как свидетель угроз со стороны Кондратова. Убийцу даже особенно и не искали, хотя Кондратов много раз угрожал и Валентину Афанасьевичу, и мне убийством. По обращениям в Прокуратуру и правоохранительные органы Кондратова вызывали, но каждый раз он кичился тем, что никто ничего не предпринимает по моим заявлениям. Не зная, что еще сделать, в 2011 году я даже обратилась за помощью к Ткаченко Юрию Петровичу, с которым ходила в поход-сплав казаков до Сретенска. (Ссылка на видео дана в конце письма)
За время похода я неоднократно буквально выручала команду. Первый раз - когда трос от парома зацепился за плот и угрожал разрушить жилую надстройку плота; я схватила жердь и подняла трос над плотом, чтобы он пролетел над ним. Весь поход я шла на рулевом весле, и в Сретенске, когда внезапно налетел неизвестно откуда взявшийся ураган, я и детдомовец Слава на веслах отвели плот от теплохода "Заря", о борт которого нас могло стукнуть. Во время этого урагана начальник милиции города Нерчинск залез под нары, чтобы его не ударило падающими перегородками, пока бабы и дети гребли на веслах. Если бы погиб кто-то из детей, Ткаченко могли посадить.
Далее, после приезда в Читу я попросила Ткаченко о помощи, чтобы просто поговорили с Кондратовым и заступились, потому что Кондратов ничего обо мне не знает, постоянно клевещет на меня и не дает вести хозяйство. И все дачники так же боятся его, потому что он их пугает тем, как сжег мою дачу, как может расправиться с каждым, как с Ивановым. Известен случай, что он стрелял в корову и стрелял в человека. Ткаченко отправил мне на помощь Александра Сапожникова, казака. Я просила его поговорить с Кондратовым, чтобы просто проинформировать его обо мне, потому что он воспринимает меня как простую пенсионерку, которую можно запугать или угробить, или сжечь дачу, чтобы бросила хозяйство и уехала. Сапожников, пока мы ехали в Лесную, выслушал мои рассказы о Кондратове и даже не стал заходить к нему, сказав, чтобы я сделала заявление в правоохранительные органы. Понятно, что в Ткаченко и Сапожникове я разочаровалась как в людях. Далее, прошло время. Я и мои друзья создали общественную организацию, направленную на оказание помощи социально неблагополучным гражданам. Нам было выделено здание, требующее капитального ремонта, причем ремонта не было в здании более двадцати лет. В нем изначально было общежитие силикатного завода, затем отделение наркологии, затем приют для бомжей. В 2000 году данный приют для бомжей посетила комиссия и обнаружила, что в нем работает полный состав охраны, полный состав кормилиц и уборщиц, полный штат административного персонала - НО ВО ВСЕМ ЗДАНИИ ПОСТОЯННО ЖИВЕТ ОДИН БОМЖ... НЕ УДИВИТЕЛЬНО, ЧТО ПРИЮТ ЗАКРЫЛИ.
С марта 2013 года я дважды брала кредит, чтобы ремонтировать здание, в нем не было отопления, поэтому бездомные жили на электроотоплении, из-за чего электроэнергии нагорало на 21 000 в месяц, например за декабрь 2013 года. В 2014 году мы получили грант в размере 576 тысяч рублей, значительная часть которого ушла на тот же ремонт. Сапожников, когда боролся за депутатское место в Заксобрании Забайкальского края, обещал помочь с ремонтом приюта. За два года через него прошло более 100 человек. которым мы оказали ту или иную помощь. (Это в противовес прошлому, когда на одного бомжа трудился огромный коллектив). Государственный социальный приют на КСК получает государственное снабжение и плюс к этому имеет готовые помещения, при этом он получает плату за ночлег по 100 рублей и эксплуатирует часть здания как изолированную от бедных гостиницу. Нас же поставили сразу в невыполнимые условия, которые мы все-таки выдерживали благодаря личным кредитам, которые я выплачиваю с пенсии. В Казенном предприятии "Госнедвижимое имущество", от которого было выделено здание, раньше работал Жарников, который вследствие нейтрального отношения видел трудности и проблемы, с которыми мы столкнулись.
Вчера я получила приглашение от руководителя Казенного предприятия "Госнедвижимое имущество" и сегодня увидела, что руководителем "Госнедвижимого" назначен Сапожников, который даже поговорить с Кондратовым побоялся. А на сегодня у нас проживает еще одна жертва Кондратова, инвалид второй группы Банагуев Павел, у которого сгорел дом во время пожара в этом году. Дом этот Банагуев купил на сиротские деньги, накопленные в детском доме. Получается, что теперь я должна отказаться от здания, фактически почти отремонтированного нами, при этом мною лично вложено в ремонт и содержание два кредита, должна выгнать на улицу людей и еще после этого платить долги организации за электричество, потому что для проживания бездомным было выделено здание БЕЗ ОТОПЛЕНИЯ, ПРИЧЕМ НЕ В КРЫМУ, а в Забайкалье, где стоят известные всей планете сибирские морозы!!!)
Сапожников предъявил мне счет на электроэнергию и сообщил, что в течение месяца я должна его оплатить. В 2013 году мы выдержали осаду уголовников, которые пытались выжить нас с Каларской путем организации разборок и провокаций. Мы обращались в разные правоохранительные органы, в ФСБ, которые все же как-то мирно повлияли на ОПГ, и те вроде отстали от нас. А вот что мы можем сделать против таких, как Кондратов, который пользуется связями с полицией как бывший милиционер, что мы можем сделать с такими начальниками полиции, которые при первом шторме лезут под нары, когда бабы и дети гребут на веслах, что мы можем сделать против Сапожниковых, которые боятся просто слово в защиту женщины, матери двух детей сказать, но тут же начинают сводить с нею счеты, как только получают место, на котором это можно делать безнаказанно и вроде как все по закону? Вы понимаете, что это местный позор? И я предполагаю, что Сапожников и Кондратов вскоре объединятся. Вообще, в государстве есть хоть один нормальный мужик, способный просто поговорить с Кондратовым? Объяснить Сапожникову, что он ничем не отличается от Олега Якушева, который пытался отмыть здание для своей ОПГ? Да возьмите его себе, если вам стыдно, что одна женщина больше 100 бездомных как-то содержала на свою пенсию, а чиновники прокармливались за счет содержания 1-го бомжа целым стационарным коллективом! Причем у них тогда и отопление работало, и кочегарка, и дворники были, и машина, и государственное содержание!
Но самое интересное произошло даже не в борьбе против меня. Оно произошло в тени этого процесса. К зданию была сделана весьма правильная пристройка. В ней были санузел, мойка и т.п. В 2000 году здание было брошено, затем его собрались продавать и выяснилось, что эту полезную пристройку быстрее разобрать, чем на бумаге присоединить к зданию. Не поверите, вместо того, чтобы оформить на бумаге, разобрали. Здание не продали, так как никто не купил. Потом отдали нам, и снова выяснилось, что ДЛЯ ЛЮДЕЙ ЭТА ПРИСТРОЙКА НУЖНА! НУЖНЫ ТУАЛЕТ, ДУШ И Т.П. Мы договорились, что в интересах людей мы сделаем временную пристройку для надобностей, вмонтировали ванную, которую, кстати, купили тоже на свои деньги. Было оговорено, что стены будут толщиной в "полкирпича" и т.д. Сапожников видимо, сразу решил продать здание, потому что начал свою деятельность на новом месте с того, что сразу стал говорить о незаконности пристройки. Почему? Потому, что продать здание с пристройкой нельзя, для продажи нужно сломать ее, так как ее нет в старом плане. (В плане, который мы получили с договором об аренде, пристройка есть) Итак, мы отремонтировали здание за счет нищей организации, которая специализируется на трудоустройстве бездомных с местом проживания, отремонтировали здание за счет того, что некая пенсионерка взяла кредит не для того, чтобы купить машину, а для того, чтобы оплатить долги за электричество, нагоревшее в здании без отопления, которое чиновники отдали для жития бездомных в Забайкальском крае, причем отдали не для того, чтобы там бездомные жили, а для того, чтобы эта пенсионерка отремонтировала с личного кредита это здание, которое теперь можно и продать.

Вообще, этот вопрос можно как-то без Президента разрешить или тут у нас в Забайкалье одни подлецы, трусы и карьеристы, спевшиеся с уголовниками, остались? Или Вы тоже считаете, что проще бомжей перестрелять, меня в психушку затолкать, и чуть позже стать еще одной отдаленной провинцией Китая и штатом США? https://www.facebook.com/video.php?v=829143437167840&set=vb.100002165756034&type=2&theater

С уважением, Марина Мыльникова

  • 1
  • 1
?

Log in